Парадигма  невосприятия настоящего - чтобы не делать

Глаза сразу закрываются. Первое, что я сделал после желания/намерения/решения «надо делать», это прям физически, на уровне тела зажмурил глаза. Не видеть. Идея «не видеть».
Состояние - не видеть, не смотреть/ Ничего не вижу, ничего не слышу. Процесс блокирования способности воспринимать, который я постоянно поддерживаю. Задача - заглушить, заблокировать настоящее сейчас. Оно есть, он идет, оно происходит постоянно. Я постоянно рискую столкнуться с настоящим, оказаться в нем.
Нужно отказаться от восприятия, чтобы исключить возможность в этом настоящем оказаться. Центральная идея всей программы тут сквозит, что отказаться от делания в настоящем. Один из этапом реализации – чтобы комфортнее и эффективнее можно было не знать настоящим момент, его лучше не воспринимать.

Исключить на уровне восприятия.
Не видеть, не смотреть. Увести себя в глухую коробку, в которой я не воспринимаю текущую реальность. Я по-прежнему бегу от момента, в котором нужно делать все то, что я накопил, реализовывать все задачи делать, которые я себе в долги записал. Я не хочу это видеть, мне это не интересно, занимать свое внимание чем-то абстрактным, чем-то туманным, и расплывчатым. Блуждающее расфокусированное восприятие, вроде бы смутные образы в сознании присутствуют, но это размытое, рассеянное, несфокусированное ни на чем блуждающее восприятие. Очень пассивное, очень бессознательное, неосознанное. И сильно сопротивляюсь тому, чтобы воспринимать. И тут логика такая, что если я допущу восприятие, если я включусь, то стало быть я рискую осознать себя в настоящем, и снова хапнуть боли, ведь в настоящем надо что-то делать будет.

Пьяное, блуждающее, отключенное, мычащее, почти бессознательное восприятие размытых образов, как способ и процесс отказа от целенаправленного фокусирования внимания на чем-либо. Отказ от способности впитывать в себя своим вниманием какой-то фрагмент реальность. На чем-то фокусироваться и воспринимать то, что там освещено. Восприятие как процесс.

Отключить восприятие, чтобы исключить, чтобы стать еще дальше от момента сейчас, чтобы исключить делание сейчас.

Нежелание куда-то смотреть, обесценивание, неинтересно, апатия по отношению к происходящему (в реальности), вялое состояние неинтересности к происходящему.

Размытость восприятия. Смотреть нельзя, я отказался, я делаю все, чтобы не смотреть. Я типа смотрю, а на самом деле не смотрю. Боюсь, нельзя, больно прям смотреть. Я как бы смотрю, но расфокусировано, размыто. Сейчас смотрю на монитор, и я скорее умом понимаю, что он там стоит, что он там есть, и вижу его размытые очертания. Я заменяю настоящее восприятие, живое изучение вниманием какого-то объекта на представление об этот объекте. Что мне так комфортнее. Типа я туда смотрю, а на самом деле, я смотрю на картинку этого в своем уме, на заместитель, прерывистое восприятие: смотреть прямо и открыто нельзя, и я прерывисто по очереди то размыто смотрю на монитор, то в ум, то на монитор, то в ум, и это в комплексе формирует некое ощущение, что все-таки воспринимаю реальность. Но на самом деле нет.

Глаза открыты, но они блуждать по поверхности. Не проникают, не сосредотачиваются. То же самое и другие органы восприятия. Смотрение в никуда. Вместо реальности воспринимаю размытый шум, фон, ничего конкретного.
Расфокусировка взгляда, что не воспринимать то, что есть.

Активный отказ от способности воспринимать.
Постоянно поддерживать процесс увода внимания из настоящего, отказа от восприятия, замена этого на какие-то размытые образы, чтобы не было возможности вновь оказаться в настоящем моменте.
Не буду видеть, чтобы не возвращаться к дилемме «что надо делать сейчас».

Сразу глаза закрываются. Не видеть то, что происходит. Не видеть момент, в котором нужно будет что-то делать. Я моментально оказываюсь в отключке от восприятия. Я же не вижу, стало быть ничего не делаю.
Не видеть, чтобы не делать.

Чтобы посмотреть, нужно воспринимать, а я не воспринимаю, я отключил это. Чтобы прояснить центральную идею, нужно посмотреть. Я у меня процесс и идея, что я не вижу. Я не вижу. Я отказываюсь воспринимать центральную идею, равно как и все остальное.

Пока я выполняю этот процесс: Я активно не воспринимаю. Я выполняю процесс блокировки и отказа от восприятия. Я не делаю, потому что не вижу.

Тошнота, глаза веки тяжелые, полузакрыты глаза, вялое отключенное состояние, нежелание и отказ видеть что-то, замечать, смотреть, воспринимать. Отказ от способности целенаправленно воспринимать что-то из реальности. Ничего не хочу видеть, знать уже давно не хочу, теперь не хочу видеть. Мельтешит, реальность продолжается, я хоть ее не понимаю, но все еще воспринимаю, но ее не воспринимать, закрыть глаза, отключиться, уснуть, пойти и уснуть, чтобы ничего не видеть, чтобы исключить восприятие. Реальность же никуда не делась, стало быть некомфортно ее видеть. И нужно это видение отключить. Апатия, мне не интересно это видеть, мне это не интересно, вяло все это, безжизненно. Отказ от интереса к чему-то, как причина и повод реализовывать отказ от восприятия. Сижу и засыпаю, вырубаюсь, состояние, что все неважно, неинтересно, мне уже пофигу, что сеанс закончится через час, а я только в третьей точке. Сегодня я не буду прояснять, и сам после сеанса писать не буду, ну поработал, и поработал, сколько что-то там сделал и хер с ним, забью на все и пойду спать.

Отключка, отказ от того, чтобы иметь представление о том, что происходит в реальности, отказываюсь ее воспринимать. Блокирую кругом свои способности к восприятию, заменить чистое настоящее восприятие на представления об объектах реальности, отказ от интереса живого к происходящему, типа я все это знаю, мне все это не интересно. На самом деле как можно активнее блокировать восприятие.

Зеваю активно, я отказываюсь понимать, что я делаю.

Сонливость и зевота – это способ и демонстрация безразличия, неинтересности к происходящему, мне скучно, я засыпаю. На самом деле – наоборот, сонливость и апатия, - это способ уйти от текущего момента, не воспринимать его. Заменить его на идею, на представление, сразу найти в уме соответствие чему и заменить на готовый образ, на готовое знание о чем-то. Замена живого восприятия в реальности на картинку в уме, на представление. У меня есть каталог образов в уме, и я объекты реальности вместо живого восприятия заменяю на представление об этом.

Очень страшно, очень тревожно видеть реальность, воспринимать ее. Ужас как страшно. Ну ее нахер, эту реальность, я вообще ее видеть не буду.  Я себя исключу, через то, что откажусь это видеть. Полностью заместить какой-то картинкой. Ужасно страшно внутри, сделать все, чтобы не видеть этот ужас, этот кошмар накопленных долгов. Обесценивание одного дела, которое можно сделать, но оно такое маленькое и оно ничего не решит в общей массе накопленных долгов. Лучше вообще этого ничего не видеть, лучше вообще не включаться, даже ради какого-то маленького дела, которое я могу сделать. Но я уже так много накопил, что я вообще больше включаться в момент не буду, воспринимать не буду, буду уводить оттуда внимание и сознание. Страшно, тошнит, не дай бог оказаться в настоящем, нужно бежать, замещать, постоянно какие-то процессы геренировать, болтать, разговаривать, дела находить, чем-то занимать внимание, главное, чтобы не видеть то, что реально сейчас происходит. Бессилие, усталость, как часть как процесс видеть то, что происходит. Не буду видеть, потому что устал, потому что не хочу, потому что сейчас не смогу с этим совладать, это слишком сложно, тяжело, я не пойму, я не смогу понять. Я уже отказался понимать, что есть настоящее, понимать его интеллектом, головой, но оно же продолжает происходить. Тошнит от того настоящего, которое я воспринимаю, но осознать, понять не могу, совладать не могу. Я воспринимаю, но не знаю, что с этим делать, меня это злит, бесит, мне больно от этого. И ну его на хрен воспринимать, не буду воспринимать, потому что все равно не знаю, не буду с этим что-то делать.
Глаза закрыты, ну его нафиг, отказываюсь это видеть, воспринимать, чтобы было тихо и защищенно, ну его нафиг воспринимать все это, тяжело воспринимать, тяжелая отключка, застрял в этой точке. Очень пьяное трансовое состояние, идея, что я не буду это видеть, я не буду туда смотреть, и туда не буду смотреть. И вообще никуда не буду смотреть, мне нахер не надо все это происходящее, я там ничего не понимаю, и теперь и видеть этого не хочу. В груди болит, один глаз или оба закрываются. Вроде, чтобы жить, надо смотреть, видеть, чтобы хоть как-то ориентироваться, поэтому я заменяю это на знания, на представления, на идеи, на представления. Сердце болит. Я вырубаюсь, я хочу спать, я уже отказался воспринимать, я уже не воспринимаю то, что есть, мне проще оперировать картинками в уме, и заменять этим восприятие. Ум, который якобы видит, а на самом деле, я беру готовое и проецирую это на якобы воспринимаемое. А базовое состояние – это уже ужасная отключка, уже плыву, не соображаю, не смотрю. Голова заблокирована, глаза не работают. Я уже просто смотрю картинки в уме, это полностью заменило мне реальное восприятие. Пьяный сижу. Заменить реальное восприятие текущего момента на череду образов и проекций, и представлений в голове. Глаза не просто не видят, они не смотрят никуда, все внимание переведено извне, в ум, я глазами смотрю вовнутрь, в готовые картинки. Я старательно увожу внимание и восприятие от настоящего момента. У меня тут идея, что там навалится куча долгов, я ну буду знать, за что хвататься, так что лучше заблокировать это к чертям, не воспринимать это бушующее вокруг островка море несделанных дела. Построить стены по периметру острова, чтобы не видеть море настоящего.
Я уже уснул буквально, я глаз закрыл, голова кружится ужасно, все плывет, у меня реально кружится голова, прям физически. Тошнит, я не могу собрать внимание в кучу, в фокус. Саморасфокусировка. Все плывет, все крутиться, как после карусели, только что с карусельки слез, и не могу настроить фокус, все плывет. Хочется закрыть глаза, и дать этому всему успокоиться. Я не буду смотреть в настоящее, в момент сейчас. И обрыв. И снова ничего не вижу. Проскочил образ, но я его не поймал.
Пьяное трансовое состояния головокружения. Превратить воспринимаемую реальность в нечто размазанное, невнятное, размытое и в целом не воспринимаемое. Пьяное состояние, головокружение, закрытые глаза, тошнота, сонливость, внимание внутрь, на картинки. Желудок болит, неприятие самой реальность, отвращение к ней, брезгливость, на фоне страха. Если я увижу реальность, то я окажусь один на один со всеми этими долгами, и эта мысль невыносима, не могу ее переварить, не хочу там оказаться, голова болит жутко, ну нафиг все эти накопленные дела, задачи, долги, ошибки. Отказываюсь от этого, отказываюсь воспринимать ту реальность, в которой они меня ждут. Теперь уже проще не видеть, не воспринимать тот банк долгов, вернее ту реальность, в которой они меня все ждут. Буду постоянно поддерживать блокировку восприятия реальности, чтобы удерживать себя в уменьшающемся островке спокойствия и комфорта.
На уровне тела зажмуриться зажмуриться, не видеть не видеть ничего, прям страшно страшно. Пребывать в условной безмятежности, достигать цели сбежать от боли через зажмуренные глаза и полный отказ от восприятия текущего настоящего, в котором не нужно будет что-то делать.
Вялость, бессилие, сонливость, агрессия, агрессивное отрицание ситуаций, где надо смотреть, рассеянное внимание – комплекс мер по отказу от восприятия. Я и это обобщаю, усредняю, чтобы опять же не смотреть не делали, на конкретику и на специфичную специфику то, что реально здесь происходит. Нет задачи смотреть, нет задачи реально в чем-то разбираться, прояснять, ну это все нахуй. Это же можно заменить готовыми идеями, знаниями, теорией из ума и из будущего. Чем я и занимаюсь тут. Я ни за что не вернусь в настоящий момент, я ни за что не открою глаза, чтобы снова себя блядь обнаружить в текущем настоящем, где надо что-то делать, ну его нахуй. Погрузить себя в какие-то дебри, в какой-то транс ужасный, бредить просо, мычать, ужасная отключка, просто нереальная, мычащее существо, пьяное, которое ни хрена не соображает. Голова отключена полностью, а теперь еще и адекватное восприятие. Я смотрю уже на картинку в уме, а не на настоящее. Я не буду это видеть, я отказываюсь это видеть, иметь об этом представление, знать, что там происходит. Мне комфортнее в отключке, в неведении. Я же знаю, что в реальности жопа, что так накопленные долги, что там дохера всего надо делать, надоела сама мысль и боль, что надо что-то делать, что надо решать, разгребать долги. Проще перестать воспринимать эти долги, знать, что они есть, спрятать их в темной области и туда больше не возвращаться. Я сижу, рассуждаю, я заменяю реальное восприятие на процесс рассуждения, подгонки картинок, мыслей. Сижу в трансе, и генерирую процесс рассуждения, рассуждаю, рассуждаю. Хожу вокруг да около, лишь бы не делать, не смотреть в настоящем.

Страх, паника. Нужно заблокировать, исключить реальность, имитировать процесс восприятия. Восприятие уже отключено, я смотрю в стену. На экран, в блокировку, которую создал. Я уже не воспринимаю действительность. Уже не воспринимаю, так проще, комфортнее, я заменяю, замещаю чем-то восприятие. Я воспринимаю картинки из ума. Пьяное, трансовое, отключено состояние. Для реальности – я в трансе, остается лишь картинки в голове перебирать, замещать этим настоящее, и спасаться там, постоянно поддерживая этот процесс. С одной стороны, я в реальности никуда не смотрю, и сплю, с другой – вижу сны. Постоянное убегание от восприятия настоящего. Очень спать хочется, выключить себя. Все всем теле все это ощущаю, ватное тело, вялое, безжизненное. Замещение реальной жизни мыслями, идеями, картинками, словами. Я целый огромный экран горожу, на него – куча проекций, и я тем самым полностью обеспечиваю отказ от восприятия настоящего. Исключаю восприятие настоящего.
Глаза мои закрыты. Усталость, я через силу, в диком напряжении блядь битый час преодолеваю собственную отключенность от восприятия, сижу описываю мысли, и пытаюсь как можно дольше поддерживать этот отказ от восприятия. Я выдаю не то, что я воспринимаю, а поток мыслей. Имитация восприятия, имитация восприятия, когда за реальное выдается видимое (невидимое).

Да не буду я смотреть, нет задачи смотреть, чем дальше от реальности, тем лучше, если замуровать себя в отключке от восприятия, будто и нет совсем реальности, чтобы не соприкасаться с ней вообще, тогда можно остаться наедине с тишиной и своими мыслями.

Исключить реальность из сознания через отказ от восприятия.
Безответственное, легкомысленное состояние, а я не буду видеть, а я не буду смотреть. А не буду видеть, так будет легче, не видеть то, что видеть больно, некомфортно. Страшно же, не хочу туда возвращаться. Ничего не хочу видеть. Ничего не хочу знать, и ничего видеть не хочу. Боль сильная, и она проецируется на мир, обида внутри, злость, раздражение, отрицание, отказ, опять желудок болит. Ненавижу реальность, там долги и боль. Ненавижу реальность, не хочу ее, не хочу ее видеть, чтобы ее не было вообще, исключить ее, совсем ее не видеть, пусть она идет в жопу эта реальность, ненавижу ее, там сплошная боль. Мне надоело жить в состоянии этих долгов, этой постоянной жопы, что мне надо что-то делать, сделать, решить, доделать, довыполнить, исправлять. Да ну это все нахер. Ну нахер такую реальность. Обида на такую реальность. Для меня реальность – это какой-то монстр, в котором кроме блядь обязательств, дел и задач, ну вообще никакой радости нет. Реальность безрадостна, убога, одни долги и задачи, никакой радости и комфорта. Так ну ее нахер, эту реальность. Зачем ее удерживать, видеть, зачем жить всем этим, если можно отключиться. Не хочу видеть эту реальность, она мне неугодна, она ужасна, отвращение, боль, неприязнь к этой реальности. Меня тошнит от этой реальности, я ее исключаю, я отказываюсь с ней иметь что-то общее, вообще видеть ее отказываюсь, ну ее нахер. Ненависть. Ненавижу, боль, обида, отчаяние, все, что меня в реальности ждет, это одни обязательства, дела, долги, должен, должен, должен. Что радость и счастье возможны только здесь, в отключке, на этом островке изолированности и автономности от настоящего момента. Если допустить настоящий момент, если его увидеть, если открыть глаза, то все, что я увижу, это горы дел, задач, чувства вины, боли, что не успеваю, и прочего говна, которое мне в жизни не разгрести. Так проще отказаться от всего этого, и заблокировать навсегда настоящий момент, в котором меня это ждет.

Отказ от восприятия текущей реальности, текущего момента, и замена этого на картинки в уме из будущего.

Я не буду смотреть. Я отказываюсь видеть текущий момент, я отказываюсь видеть реальность. Я ее ненавижу, я навсегда блокирую восприятие реальности, я отрицаю реальность. Я отказываюсь от этого потому что кроме боли и долгов нет там никакой радости и вообще ничего.
Не буду прояснять. Я отказываюсь прояснять, потому что у меня злость и боль, и я шлю это все на хрен. Обида на реальность. Да ну иди ты на хрен, реальность. 
На самом деле, мне кажется, что скорее обеспечиваю несмотрение, отказ через состояния обиды и неприязни к реальности. Безразличие еще один процесс и состояния. Сделать все, чтобы сбежать от боли настоящего, текущего. Убежать.

Я смотреть не буду, мне страшно смотреть, страшно смотреть, ничего там хорошего меня не ждет. Я лучше пойду лягу, и усну. И навсегда откажусь воспринимать текущую реальность. Бессилие по отношению к тому, что там меня ждет – невыполнимые задачи, нереальный объем накопленных долгов. Та проще этого совсем не видеть, делать вид, что этого нет, наверное. Я же не знаю, я же не вижу.
Я все равно смотреть не буду, не буду делать смотрение, мне нахер эта блядская действительность не нужна. Я обрезаю любой зрительный и прочий контакт с ней, я отказываюсь видеть, что такая реальность есть. Я реально ненавижу эту реальность. У меня идея, что в реальности – только боль. Что жизнь, как есть, это сплошная боль и страдания, что ничего там больше нет. В моей лично жизни – так. Обида нереальная на жизнь, на реальность. Нахуй мне такая реальность, если кроме вины, боли и долгов, там нет ничего. Идея, что чтобы начать жить, чтобы пойти дальше, чтобы начать радоваться, мне нужно со всеми этими долгами раскидаться. И только потом можно начать жить. А это невозможно, я никогда этого не сделаю, я же в принципе делать не буду, поэтому я отказываюсь от реальности, от восприятия того, что есть, потому что я все равно ничего делать не буду. Я все равно эти проекции в будущее, эти ментальные и реальные долги не буду отдавать, не буду реализовывать, делать не буду. Так зачем мне воспринимать реальность, в которой кроме боли и бессилия нет ничего. Реальность, этот сука вечные настоящий момент постоянно напоминают мне, что я должен, я должен, я должен. Вся моя блядь жизнь, это я должен, я должен, я должен. Нет ничего кроме этого, ничего, только должен. Все все, что ждет меня в реальности. Стоит на мгновение допустить реальность, ее восприятие, то моментально я должен и больше ничего. Отказаться воспринимать пространство, реальность, в которой я должен, в которой живут все мои задачи, дела и долги.

Отказ от восприятия реальности, в которой якобы меня ждут вся эта боль, все эти долги.

Я не буду воспринимать. Точно не буду. Сильно страшно и больно это видеть. Безнадежность безнадежной действительности моей, это типа накопил долгов и теперь больше уже не хочется контактировать с кредиторами, выходить на улицу, и в принципе быть в той реальности, где существует этот факт, и эти немеряные сумму накопленных долгов.

На нахер мне эта точка нужна, думаю, что пора заканчивать сеанс, сейчас идея, что сейчас я рад, что сеанс заканчивается, ведь мне не придется дальше что-то прояснять, дальше страдать, в попытках делать это, это жесть. И ну ее нахер. Всю эту реальность, все эти задачи. Невыносимо трудно преодолевать все эти отказы, блокировки и программы не делать чего-то, чтобы что-то делать. Все процессы и идеи направлены на то, чтобы в настоящем не делать. Не смотреть в данном случае. Не смотреть. Ну не буду я смотреть, ну отказался я смотреть, я так решил, и я не буду смотреть. Зачем, мне это не нужно. Мне это больно. Я отказываюсь это все видеть, я отказываюсь видеть эту реальность, я ее реально ненавижу. У меня к этой реальности отвращение, между прочим. Мне эта реальность, где мне надо делать, а я не могу, я отказываюсь. Я не могу это терпеть, я отказываюсь осознавать это, быть в постоянном разрыве, конфликте, чтобы решить этот конфликт, я выбираю отказ от того полюса этого разрыва, где есть реальность, в которой нужно делать. Я отказываюсь воспринимать сам факт того, что мне нужно делать. Нужно делать в реальности, в настоящем, и я отказываюсь воспринимать реальное настоящее, чтобы исключить момент, что нужно делать что-то. Чтобы ничего не делать, и не страдать.
Куда проще отказаться видеть, и успокоиться, нежели преодолевать этот отказ и пытаться что-то рассмотреть вопреки. Отключиться от реальности вообще, не видеть ничего, что надо сделать, не оставлять никакого зазора для настоящего, чтобы было невозможно страдать от этого.

Я по-прежнему отказываюсь смотреть.
Я ничего делать не буду сегодня больше. Мне страшно посмотреть в сторону какой-то задачи, дела. Страшно, я исключу это, чтобы не видеть эту задачу. Все задачи исключу, исключу эту сраную реальность, в которой мне нужно что-то делать, ненавижу ее, любая задача как страдание. Как этот сраный конфликт: надо делать, не буду делать, надо делать – нельзя делать. Каждый раз одно и то, как одно и то же страдание. Да иди она в жопу, эта реальность, в которой мне нужно что-то делать, та реальность, в которой живут задачи.

Я сейчас сам процесс ненавижу происходящий, не буду я смотреть, я прям отказываюсь смотреть, я прям буду выполнять, и не буду реально смотреть. Я не буду реально смотреть, не буду, нет такой цели. Я не пересеку эту черту, смотреть не буду. Сяду, отключусь, и не буду смотреть. Буду делать с закрытыми глазами все, на автоматах. В отключке от реальности. Если и делать что-то, то в жуткой отключке, точно не в реальности, в дикой отключке. Делать с закрытыми глазами, на автоматах из ума. ИБД без привязки к реальности. Ненавидеть, отрицать реальность, в которой нужно что-то сделать сейчас.
Отказ воспринимать эту реальность.

Не могу выйти, я не могу выйти из этого состояния. Я выполняю процесс, я не могу выйти.
Я застрял, да и нет задачи выходить, нет задачи реально что-то рассматривать, нет задачи реально что-то делать, нет задачи быть в настоящем, нет задачи быть и делать в настоящем, начиная с самой первой точки. Просто реальность своим неизбывным присутствием постоянно напоминает о себе. Бред какой-то пишу. Бред, мысли, картинки.
Фигня. Обесценить, то, что я делаю, и, возможно, вижу. Мне очень страшно увидеть то, что есть на самом деле. У меня сразу тело обмякает, я теряю силу, я растекаюсь, теряю форму, теряю сознание. Для меня это какая-то непреодолимая преграда – увидеть.
Я не могу. Я не хочу. Ничего не получается. Я пробую, у меня не получается.
Оправдание выбора не делать и не смотреть.
Тошнит. Хватит, это уже не может дальше продолжаться. Я все равно смотреть не буду, я все равно буду реальность отрицать, мне все равно очень больно, потому что нужно до хрена всего сделать, а я этого не делаю. Не делаю, бред это все. Я решаю раз и навсегда исключить эту реальность из своего восприятия и осознания. Отныне для меня этой реальности не существует. Я остаюсь со своими картинками, проекциями, трансом, ожиданиями, процессами.

Ничего не буду делать, ничего не буду смотреть. В силу того, что мне нельзя, я отказался делать в настоящем, я отказываюсь от этого настоящего. Я убегаю от него. Я ничего не понимаю, не соображаю, не хочу знать, не знаю, наверное. Я пишу наугад, я пишу не глядя, я никуда не смотрю. В теле – отрицание, прям желудок наизнанку выворачивает, прям ненависть к реальности, ко всему происходящему, ненависть, обида, презрение. Лютая ненависть, гнев, агрессия, ненависть, отрицание всего этого. Я ненавижу эту реальность, ненавижу эту реальность. Это сплошное страдание тиски между надо делать – не могу делать. Надо делать – не буду делать. Постоянно одно и то же. На ну это нахер. Куда спокойнее будет отказаться от такой реальности, вообще не видеть ее, закрыться в ящике, в коробке, замуроваться от реальности, чтобы ее не существовало для меня.
Не видеть, чтобы не переживать. Отрицаю реальность, отрицаю этот мир, отрицаю то, что происходит. Не хочу там быть, там куча боли и говна.

Отключка. Глаза закрыты. Я начина этот круг заново. Я это писал уже 1000 раз сегодня. Одни и те же слова. Я хожу по кругу, я заменяю смотрение на выхолащивание и отчаянное бегство от того, что есть на самом деле. Мне не нужна эта реальность, я не хочу в ней находиться, не хочу ее воспринимать. Я хочу спать, хочу есть. Я очень хочу выключить голову. Очень больно, невозможно выйти за пределы этого процесса, этого замкнутого в круг процесса. Я все делаю для того, могу кучу процессов делать, чтобы ничего не видеть, чтобы не обращаться к реальности.

Я сейчас в трансе и сижу и что-то наговариваю, и выписываю. Я не смотрю, не соображаю, не осознаю, я просто что-то делаю, или якобы делаю. Сознания нет. Нет тут сознания. Это просто робот, который с закрытыми глазами что-то наговаривает. Я никуда не смотрю. Никуда не смотрю. Чувствую состояние в теле, под это дело, какие-то мысли приходят в голову, образы, картинки, и я сижу их и описываю. Я никуда не смотрю.

Отключка от восприятия, ничего не воспринимаю, это мое стандартное состояние. Режим восприятия – отключен. Я не вижу, не воспринимаю то, что есть. Никуда не смотрю, заблокировал, боюсь, отказываюсь.

Вот и сижу опять между молотом и наковальней: надо смотреть – не буду смотреть. Надо жить, делать, вытаскивать себя, решать вопросы, долги сраные отдавать, для этого нужна адекватность, надо что-то смотреть видеть – а видеть я отказываюсь, это больно, это страшно, и я этого делать не буду.
Надо – не буду. Это пиздец какой-то.
Делать вслепую, в трансе, на автоматах, и делать всякую херню из башки, из каких-то слайдов, на автомате. Да и не делать совсем, я же отказался. Делать теперь можно только в отключке и в трансе. Очень странное получается делание. Вообще транс, что-то делаю, но оно оторвано от реальности, ибо реальность я не воспринимаю, и никогда уже не буду воспринимать, поэтому делание начинается абстрактное, наглюченное, на автоматах, я нихера не вижу, но мне надо делать, и я что-то делаю. Пишу, например, я делаю? Делаю! Но у меня глаза закрыты, и я уже не соображаю. Я в трансе. Я не воспринимаю то, что я делаю, даже, я никуда не смотрю вообще, все вслепую, все в отключке. Я монотонно наговариваю слова.
Последний сеанс этого года – один из самых трудных. Ведь надо делать в реальности, а я от этого отказался. Как, находясь в пространстве отказа делать в настоящем, и переноса этого в абстрактное будущее, делать что-то по-настоящему сейчас. Не знаю. Я уже рассуждаю, похоже.

Озвучиваю команду, и сразу отключка, сразу моментально я зависаю, блокирую сам себя и никуда не смотрю. Остальное – размышлизмы и автоматы.
Вот и все. 

Сильно колбасит, догоняет. Не могу сосредоточится. Делаю все с жутчайшим напряжением. И делать надо, и смотреть на происходящее не могу. Надо быстрее убежать, отключиться от процесса делания. Через сильнейшее преодоление все идет. Вообще не соображаю. Нихера. Глаза закрываются.